В. С. Калинников о себе и Мценской земле в письмах

День рождения Василий Сергеевич Калинников праздновал 31 декабря, а 1 января он отмечал свои именины. Заглянем в метрическое свидетельство композитора, выданное 4 декабря 1884 года Орловской Духовной Консисторией. «Сын писца 2-го разряда, произведенного в Коллежские Регистраторы указом по Департаменту Герольдии от 27 января 1866 года за №581 со старшинством с 28 декабря 1864 года, Сергея Феодоровича Калинникова и законной его жены Ольги Ивановой, православных, Василий, рожден Января первого, а крещен второго числа 1866 года. Восприемниками сего Василия были: Мценский помещик Петр Михайлович Леонтьев и жена Чиновника Мария Иванова Акимова. Таинство крещения над Василием совершено священником Петром Лебедевым с причтом».

В. С. Калинников. Окрестности села 1 Воин 1897 год.В. С. Калинников. Окрестности села 1 Воин 1897 год.

Василий Калинников и Андрей Новиков

Из документа следует, что на момент рождения Василия его отец являлся чиновником - писцом второго разряда. Становым приставом Воинской волости Мценского уезда он станет позже. В 1878 году Сергей Федорович вышел в отставку и со всей своей семьей переехал в Орел. Однако он неоднократно приезжал в Мценский уезд и не утрачивал связи с земляками.
В письме к отцу от 27 сентября 1885 года из Москвы Василий Сергеевич пишет: «Третьего дня и вчера у меня был Андрей Алексеевич Новиков – ночевал. Рассказывал про подмокровцев».

А.А. Новиков - старший брат писателя Ивана Алексеевича Новикова. В 1885 году он учился в Москве и был знаком с композитором. По всей видимости, под «подмокровцами» имелись в виду родственники Калинникова по материнской линии, в частности, Ольга Ивановна Калинникова – мать Василия Сергеевича, дочь сельского священника из села Подмокрое Мценского уезда.

С Андреем Новиковым Калинников встречался и позже. Из письма к отцу от 15 мая 1886 года: «В Москве на вокзал выехало много народу меня провожать, больше все барышни; пожеланиям не было конца. Между прочим, там я встретил Андрея Новикова. Он кончил курс, женился и едет на несколько дней домой с молодою женою и сестрою. Мы вместе доехали в Думчино».

«Я ведь здесь родился…»

Из письма В.С. Калинникова от 1 июня 1886 года своей будущей теще Н.С. Ливановой: «В видах развлечения вздумал проехать в Мценский уезд к одному знакомому помещику Гриневу, куда меня просили приехать погостить на месяц и в это время позаняться с одною из дочек на рояли и поучить ее петь. Поехал и знаете, еле-еле высидел два дня. Скука там ужаснейшая и скука потому, что все эти барышни, барыни и кавалеры какие- то мертвые тела. Тоже поют и играют, но боже мой, что это за пение!! Меня просто истерзали там и потому я не чаял выбраться, хотя предлагали и даже уговаривали остаться за довольно солидную плату. Я просто не могу выносить такого общества».

26 августа 1886 года он писал отцу: «Вчера я добрался до Москвы. Рикман дал мне письмо в Мценск где я разыскал одного инженера, который ссудил меня билетом до Москвы. День я пробыл у Вани в Мценске, где видел Машу, Горохова, Асонского, Гринева и т.д. и т.д.».

Последнее пребывание Калинникова в селе Воин пришлось на лето 1897 года, которое он провел на родине в кругу своей семьи. 5 июня 1897 года Калинников пишет С.Н. Кругликову: «Погода прекрасная. Гуляем по парку, о котором я Вам, кажется, писал и переживаем впечатления далекого детства. Я ведь здесь родился и прожил почти до 15 лет: каждый кустик, каждая дорожка в парке, или тропинка в лесу будят массу воспоминаний и навевают какое-то мирное настроение. Немножко грустно всегда становится от воспоминаний, но все же очень приятно и я рад, что пришлось лето жить здесь».

У однодворца Овсянникова

По всей видимости, после переезда семьи в Орел Калинников неоднократно проводил летние каникулы и праздники в селе Воин. Так, конце июня 1883 года композитор в письме к своему отцу рассказывал о том, как он проводил время на родине. А 19 июля 1897 года С.Н. Кругликову он сообщал: «Мы живем здесь очень хорошо. Давно уже не приходилось так приятно проводить лето в такой мирной обстановке и в такой приятной местности. Хоть и говорят, что родина мила сердцу не местными красотами, а воспоминаниями детства, но, право же, в данном случае на лицо и то и другое. Поселились мы на так называемой «поповке» у однодворца Овсянникова. Вероятно, не забыли у Тургенева в «Записках охотника» такую фамилию. Так вот у этого самого Овсянникова мы сняли чистую половину его дома и устроились довольно удобно, а для дачи так и прямо хорошо. Кстати, Тургенев, говорят, списал свой портрет Овсянникова с отца нашего хозяина. Тургеневское Спасское от нас в нескольких верстах и я там маленьким неоднократно бывал с покойным отцом, который иногда посещал Тургенева. Любопытно, что теперешний Овсянников совсем не имеет понятия о Тургеневе и превратился в заправского мужичка, живущего только немного почище других».

Несмотря на то, что в год рождения В.С. Калинникова вышел закон «О поземельном устройстве государственных крестьян», в соответствии с которым сословие однодворцев было упразднено, а представители его переведены в разряд государственных крестьян, понятие «однодворец» осталось в обиходе у местного населения. Родина Калинникова – село Воин - являлось местом проживания большого числа однодворцев. Необходимо добавить, что Мценская земля является родиной однодворцев как сословия.

О любимом Мценске

Из письма С.Н. Кругликову 3 апреля 1900 года из Ялты: - «На лето думаем устроиться в маленьком городке Мценске, Орловской губернии – месте моей родины. Там я жил (помните в селе Воине) лето 1897 г. На этот раз поселимся, вероятно, в самом городе где-нибудь на окраине, так как это будет во многих отношениях удобнее и дешевле, нежели в селе. Затем, если там нам понравится и если удастся устроиться более или менее сносно, то я думаю поселиться там навсегда. Шляться по курортам мне надоело, толку из этого мало, а денег нужно много. Во Мценске мы можем устроиться рублей на 70 -75 в месяц, тогда как в Ялте и других курортах нужно иметь minimum 110-120 р. в месяц, чтобы существовать крайне скромно. 75 р. легче добыть, нежели 120, а посему выгода жизни в Мценске очевидна. Что касается здоровья, то я уверен, что в Мценске мне будет нисколько не хуже, нежели где бы то ни было. Климат тамошний мне родной, место высокое, сухое; город маленький и город чистый… Кроме того Мценск находится всего в 8 часах езды от Москвы и я не так там буду оторван от всего дорогого, как здесь, потому что во всякое время можно будет съездить в Москву без ущерба для здоровья и кармана. – Что скажете на это? Одобряете ли это мое решение? Не забудьте, что оно плод долгих размышлений, а не случайная фантазия. Умереть же в Мценске мне, пожалуй будет приятнее, нежели где-нибудь на курорте».

20 апреля 1900 года Калинников снова пишет С.Н. Кругликову из Ялты: «Кстати, откуда Вы подумали, что я Вам когда-то с омерзением отзывался о Мценске и ругал его? Ничего подобного никогда не было, а Вы смешали: я писал Вам и говорил о Дмитровске, о Мценске же никогда не могло быть речи, потому что я там никогда не жил. Ваши сведения о Мценске тоже не совсем точны, но да я ведь и не стою собственно за Мценск и всего вероятнее устроюсь в Мценском уезде».

Биографические сведения

Из писем В.С. Калиникова можно узнать немало интересного о нем самом, его образе жизни, его окружении, и порой эти сведения несколько противоречат общепризнанному мнению. В частности, в специальной литературе можно прочесть, что в 1884 году В.С. Калинников поступил в подготовительные классы при Московской консерватории либо непосредственно в консерваторию, однако, не имея возможности платить за обучение, через несколько месяцев был отчислен и перешел на бесплатное обучение в Музыкально-драматическом училище Московского филармонического общества.

Распространению этой информации способствовал сам композитор. Будучи тяжело больным, не имея средств к существованию, незадолго до смерти в письме от 1 марта 1900 года к Ю. Д. Энгелю Виктор Сергеевич пишет: «По Вашей просьбе, сообщаю Вам краткие биографические сведения о себе для «Энциклопедического словаря». Конечно, сведения эти Вам нужны чисто внешнего характера. Вот они: «Отец мой был чиновник. Родился я 1-го января 1866 г. В селе Воин Мценского уезда, Орловской губернии, где и провел все детство до 10-летнего возраста. Среднее образование получил в орловской семинарии, по окончании курса в которой в 1884 году отправился в Москву с целью учиться музыке, к которой имел пристрастие с детских лет. В Москве, после неудачной попытки поступить в консерваторию (не мог заплатить 200 р. за право ученья) поступил осенью 1884 г. в Музыкально-драматическое училище Филармонического общества и там кончил в 1892 г. курс специально по теории с званием свободного художника».

«Я доволен и счастлив»

Для восстановления истины обратимся к более ранним письмам композитора. 20 августа 1884 года он писал отцу из Москвы: «Вчера дела мои окончательно устроились и потому сегодня спешу описать Вам все то, что я пережил за эту неделю. 17-го я отправился к директору. Он взял мои бумаги осмотрел их и узнав, что я хочу поступить на теорию, сказал, что за первый год необходимо платить 200 рублей. Я сказал, что я бедный человек и потому 200 платить не могу. Он сказал, что тут помочь никак нельзя, ибо в нынешнем году никого не принимают на 100 рублей, но что на следующий год я могу надеется не только платить 100 рублей, но даже и учиться бесплатно…

…18-го утром пошел в консерваторию… Наконец директор позвал меня и сказал: «Благодарите Вашего протеже и покровителя Кашкина за ходатайство об Вас; ему Вы обязаны тем, что приняты на 100 рублей в год»… Прошение подал вчера и деньги 50 рублей внес за право учения».

О том же он писал Н.С.Ливановой от 20 августа 1884 года: «Прежде всего скажу, что я уже воспитанник консерватории. Поздравьте! Хоть и с большим трудом, но все таки удалось поступить и я доволен и счастлив».

Из консерватории - в Филармоническое общество

Вот как Калинников описывает консерваторские порядки в письме к отцу от 18 сентября 1884 года: «В половине октября в консерватории Шестаковского будет симфонический вечер. На нем будет присутствовать августейший представитель, Николай Николаевич старший. Не знаю, удастся ли мне пробраться на этот вечер. Но употреблю все усилия. Счастливцы эти шестаковцы. У них все идет лучше и вот с сентября месяца наши студенты и курсистки начинают перебегать от нас к Шестаковскому…Напрасно директор Альбрехт уговаривал их остаться. Вообще этот директор страшно опустил консерваторию, так что в сравнении с тем, какова она была при Николае Григорьевиче Рубинштейне, она стала почти ничто. Не только ученики, но даже и учителя стали уходить к Шестаковскому».

И продолжает эту тему в том же письме: «Эх-х ма! Если бы я раньше знал, что у Шестаковского лучше, я бы непременно к нему поступил. А теперь уж нельзя, ибо здесь тогда деньги пропадут, а туда нужно новые заплатить, которых, как Вы знаете, я, к сожалению, не имею».

Из письма к отцу от 6 декабря 1884 года: «Здесь я узнал, что Кругликов после святок уходит к Шестаковскому …Я сказал, что и я думаю тоже туда удрать… С неделю тому назад был у Шестаковского с Кашкиным, Шестаковский сказал, что наверное меня примет на 100 рублей и уже записал в комплект. Значит после святок я член Московского филармонического общества и ученик консерватории Шестаковского».

В декабре 1884 года В.С. Калинников успешно сдал экзамены курса Московской консерватории и вступительные экзамены Музыкально-драматического училища Московского филармонического общества, где с января 1885 года и продолжил обучение. Материальное положение композитора в данном случае не играло роли и, как видим, об отчислении из консерватории речь не шла.

Авторы: Марина Перекатова - научный сотрудник краеведческого музея.
Андрей Филимонов.
Источники:
1. Василий Сергеевич Калинников. «Письма, документы, материалы» Т.1 Государственное музыкальное издательство. Москва 1959
2. Василий Сергеевич Калинников. «Письма, документы, материалы» Т.2 Государственное музыкальное издательство. Москва 1959
Примечание. В данной стетье сохранения орфография и пунктуация писем В. С. Калинникова.
  • 0
  • 346

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив